fbpx

24 тысячелетия Сергея Крикалёва

24 тысячелетия  Сергея Крикалёва

Сколько дней подряд вам, будучи в добром здравии, доводилось не выходить из дома? А сколько раз вы слышали новогодний бой Курантов? У лётчика-космонавта, Героя России, Сергея Крикалёва ответы на эти вопросы особенные.

Ведь он — один из рекордсменов по пребыванию в космосе — 803 дня, причём 311 из них — непрерывно, в рамках двух экспедиций подряд. Однажды он улетел из СССР, а вернулся уже в Россию. Трижды встречал Новый год во всех часовых поясах. И 24 раза встречал XXI век. Сергей Крикалёв исполнительный директор госкорпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам — одна из ключевых фигур в этой отрасли.

Как рос интерес Объединённых Арабских Эмиратов к участию в освоении космоса?

Первые переговоры начались 2 года назад. Мы во многом были вдохновлены удачным международным опытом, реализованном на станциях «Мир» и МКС, когда с самого начала поняли, что речь пойдёт о долгосрочном сотрудничестве. Эмиратская сторона стремится не просто один раз отправить своих граждан, а создать собственный отряд, продолжить сотрудничество как в пилотируемых программах, так и в запуске спутников. Каковы перспективы такого подхода, можно увидеть на примере Франции. Впервые в космос я отправился осенью 1988 года, в рамках четвёртой длительной экспедиции на станцию «Мир» вместе с Жаном-Лу Кремьеном и Александром Волковым. Мы вернулись на Землю весной 1989 года, и регулярная совместная работа с французской стороной не прекратилась даже после распада СССР. Также в первые годы новой России вместе с нами в космосе побывали австрийские, немецкие граждане. Я тогда провёл на станции в составе сразу двух экспедиций подряд, поскольку космические программы были серьёзно изменены.

А как уже в новой России складывалось сотрудничество с теми, кто ранее считался конкурентами?

В феврале 1994 года состоялась первая совместная российско-американская экспедиция со времён программы «Союз — Аполлон». Мы поднялись в космос на корабле «Спейс-Шаттл», а в дальнейшем летали и на нём, и на корабле «Мир». Разница в глубине взаимодействия была колоссальной. В 70-ые все мы имели лишь совместные интерфейсы, стыковочный узел, порядок действий на случай нештатных ситуаций, но каждый летел на своём корабле. А в 90-ые увидели, как устроены «челноки» и обнаружили множество схожих решений. Так, вместе собирали Международную космическую станцию — в рамках моего четвёртого полёта. Далее была первая длительная экспедиция на МКС, где мы с Уильямом Шепардом и Юрием Гидзенко встретили третье тысячелетие.

Скучаете по космосу?

Да, конечно. Это естественное для всех нас состояние. В особенности, когда почти целый год прожил в космосе и в целом провёл на орбите несколько лет своей жизни.

Вернёмся к Эмиратам. Зачем всё это им, ведь у страны и так безграничные возможности?

У них пока нет возможности летать в космос…

Исчерпывающе. Но полёты же стали обыденным явлением.

Это не так. И односложного ответа на вопрос «зачем» нет. Его легче прочувствовать, чем понять. Такой момент наступает вместе со стартом корабля. Именно поэтому, а не только ради военного преимущества, мы когда-то соревновались с американцами, стремились быть первыми во всём. Но полёт Юрия Гагарина объединил все народы, вне зависимости от политических взглядов. То же самое ждёт и первого арабского космонавта. Наверняка он станет на Родине и на всём Ближнем Востоке не менее значимой фигурой, которая будет привлекать к себе внимание молодёжи, побуждать у неё интерес к учёбе. Ведь при отсутствии должной мотивации то или иное поколение однажды задаёт себе вопрос: а зачем вообще получать образование? Такие яркие личности, как первые космонавты — в числе тех, кто может дать на него ответ.

Почему же другие методы мотивации подрастающего поколения не всегда работают?

Когда в школу приходит космонавт и рассказывает о своём полёте, становится намного интереснее изучать математику, другие точные науки, чтобы дополнить расширившуюся картину мира. Потому важно, чтобы на орбиту летали не туристы, а учёные, которые с пользой распорядятся временем в невесомости и продолжат исследования на Земле.

И какая в этом плане позиция у ОАЭ?

Системная и долгосрочная. В позапрошлом году эмиратская сторона участвовала в ключевом событии отрасли — Международном конгрессе астронавтики в Австралии. И уже тогда Дубай выиграл право проведения такого же мероприятия в 2020 году. Они понимают, что нужно не просто подготовить несколько тестов и опытов, а развивать в дальнейшем целую систему проведения экспериментов на орбите. И предстоящий полёт — как раз то, с чего и следует начинать. Тем более, что Эмираты взяли на себя ответственность заявить о намерениях создать через 100 лет поселение на Марсе.

Сейчас Хазаа Aль-Мансури и Султан Aн-Нияди завершают подготовку в центре имени Ю. А. Гагарина. Один из них полетит, второй станет дублёром. А как проходил отбор в целом?

Как только мы договорились о реализации совместной космической программы, в ОАЭ начался отбор внутри страны. Первоначально в нём приняли участие 4 тысячи человек. В итоге остались 9 претендентов, из которых мы здесь выбрали двоих. Всем требованиям к физиологии они уже соответствуют, но техническая подготовка продолжается.

Вы сказали о том, что видите перспективы долгосрочного сотрудничества…

Да. То, о чём вначале говорили представители эмиратской стороны, актуально по сей день. Недавно для нас здесь провели экскурсию по Центру управления полётом арабского спутника, представили программу, которую собираются реализовывать. И вновь заявили, что будут стремиться к полётам в составе длительных экспедиций, а не просто на период пересмен. Пока же начинаем с ознакомительного визита.

И последний вопрос. Какое-то время в информационном поле была популярна тема полёта на Марс в одну сторону. Некоторые люди, живущие в Эмиратах, пытались туда попасть. Что вы как человек, побывавший в космосе, думаете об этом?

Блеф и шарлатанство. Склонность к суициду — одно из важнейших психологических противопоказаний для лётчиков. Возможно, «невозвращенцы» не понимали, на что идут. Но мы, профессионалы, знаем, что в любом виде деятельности всегда нужно прокладывать пути отхода.

Что же касается предстоящего полёта на МКС, который ориентировочно состоится в конце сентября, то после него в ОАЭ появится как минимум один гражданин, у которого будет то, чего прежде не имел ни один из его земляков. Но, если темпы реализации совместной программы сохранятся, вскоре к нему присоединятся и другие. И как знать, быть может, внуки тех, чьи деды ездили на верблюдах, действительно будут покорять не жёлтые, а красные пески?

Беседовал Тимофей Белов