fbpx

С любовью к России

Модный дом Chanel вновь удивляет весь мир. В этом году компания представила новую романтическую коллекцию шедевров ювелирного искусства LE PARIS RUSSE DE CHANEL, вдохновленную русскими национальными узорами и народными традициями. Коллекцию, воплотившую в себя всю любовь Коко к русским — представителями дворянства, художникам, музыкантам, поэтам и артистам, — всем, с кем легендарная Шанель дружила, заводила бурные романы и просто боготворила за удивительный талант и страстную любовь к жизни даже в самые трудные времена…

«Русские восхищали меня… Они показали мне Восток», — говорила Габриэль Шанель. Ее флакон для духов «раздет» до своей сути, маленькое черное платье, костюм в плетеной отделке, который плавно обнимает тело — кажется, Габриель Шанель естественно вписывалась в группу строгих модернистов, приверженцев экономии средств. Но Коко была многогранной личностью. Она обожала самые яркие барочные творения, дорогие украшения, золотой и горный хрусталь, Византию и Венецию. Именно так и появился легендарный Chanel № 5 — воплощение роскоши и страсти. Эрнест Бокс, парфюмер царского двора, создал для нее революционную формулу № 5, благодаря чему ее мода стала с тех пор с «русские акцентом».

Причиной тому был мужчина, эталон элегантности и благоразумия — великий князь Дмитрий Павлович, двоюродный брат царя Николая II, соблазнительный молодой человек со светлыми глазами. Габриель Шанель знала великого князя с 1911 года, но сблизилась с ним в Биаррице лишь в 1920 году. У них был короткий, но бурный роман. «Падший герой» одного из самых богатых дворов в Европе, он познакомил ее с целой вселенной мотивов и замыслов, которые мощно отразятся в ее творениях. И, хотя он был без гроша в кармане, он стал для Коко очаровательной русской приманкой, которую Шанель находила опьяняющей. Еще один русский, композитор Игорь Стравинский, был безумно влюблен в Габриель. Игорь Стравинский тоже был женат. И, чтобы добавить к этой любовной истории интриги, следует сказать, что Стравинский даже жил со своей семьей и больной женой в Bel Respiro, загородном убежище Габриель Шанель. Шанель предложила свой дом семье Стравинских в качестве отсрочки от трудностей, с которыми они столкнулись, а также в поддержку музыкальных начинаний Игоря. В знак глубокой благодарности Стравинский подарил ей икону из России, его самое ценное имущество.

Эти «знаковые» встречи стали первыми нотами славянской темы в жизни Шанель. Ее горячая страсть к Дмитрию дала этой теме новую жизнь, которая получила дальнейшее развитие в ее дружбе с бесчисленными художниками и артистами, бежавших от русской революции — сначала Стравинский, потом Дягилев, чьи балетные сезоны она позже поддержит, а за ними танцоры и балетмейстеры «Русских балетов» — Леонид Массин и Серж Лифарь.

Тем не менее, это лишь некоторые из легендарных русских имен, которые после революции наводнили Европу, особенно Францию ​​и Париж. Певцы и художники, актеры и музыканты, адмиралы и утонченные аристократы оказались вынуждены найти новую работу во всех смыслах этого слова. «Они были униженными принцами, великими дамами, продающими цветы, офицерами гвардии и адмиралами. Имперский флот превратился в официантов, поваров и носильщиков», — так писал Жозеф Кессель в «Принцах ночи» в 1927 году.

Некоторые добрались до своих бывших курортных городов — Биаррица, где обосновался великий князь Дмитрий, и Ниццы, которая позже станет для многих новым домом. «Русский Париж» начал появляться в эти же годы внутри Парижа. Его святыми местами были собор Александра Невского на улице Дару, рестораны «Чайка» и «Талисман». 16-й округ и целый участок 15-го округа стали местами сбора для самых богатых «русских», а менее удачливые из них превратили Булонь-Бийанкур (расположенный рядом с автомобильными заводами) в «Билланкурск». Ночью все они собрались в ресторанах «Тройка» и «Кавказ» на улице Фонтен в Пигаль. В этих ресторанах с лепным декором, возле Елисейских полей, цыганские музыканты, танцоры и фокусники работали над тем, чтобы «ночи казались мимолетными для всех, приводя их в чарующие часы раннего утра…»

Именно в этот период «словарь моды» Габриель Шанель был обогащен и преобразован — она включила в свои коллекции длинные туники, халаты с меховой подкладкой и объемные блузы с поясом, сшитые по образу традиционных русских рубашек. А в 1923 году, Vogue Paris заметила присутствие в ее моде мотивов, позаимствованных у древнерусских вышивальщиц. Это случилось как раз в то время, когда Коко помогла родной сестре Дмитрия, великой княгине Марии Павловне, открыть мастерскую по вышивке под названием «Китмир», названной именем собаки из иранской мифологии, прелестного пекинеса, жившего в семье ее большого друга, бывшего российского посла Бахметьева. Великая Княгиня любила рассказывать своим друзьям об успехе ее вышитых моделей, который был настолько велик, что ей приходилось прятаться от клиенток, потому что «я уже была по колено в заказах!»

Габриель Шанель никогда не была в России, однако для нее она оставалась страной, которая всегда существовала в ее мечтах и мыслях. Она была настолько очарована этой далекой империей, что решила украсить свою квартиру на улице Камбон зеркалом с фигурной рамой, изображающей двуглавого орла царской России. Эта эмблема также нашла свое отражение в названии пьесы ее дорогого друга Жана Кокто «Орел с двумя головами», в которой рассказывается о романтической драме на воображаемой русской земле.

И сегодня, эта действительно красивая фантазия воплотилась в роскошную коллекцию ювелирных украшений LE PARIS RUSSE DE CHANEL. В бриллиантовых узорах прячутся вышивки великих княжен, в самоцветах — костюмные эссе Бакста и росписи парижских кабаре à la Russe. Как всегда у Chanel — первосортный крупный жемчуг, высшего уровня цветные и бесцветные бриллианты, редкие сапфиры и удивительной тонкости эмали.

Двуглавый орел также занимает видное место в коллекции. Иногда — это символ, который и сочетается с восьмиугольником (напоминающим форму зеркала) или камелиями, создающими оправу кольца. Иногда — это центр роскошного ожерелья, которое принадлежит воображаемому «Ордену». Фольклорные серьги — это интерпретация красочных, традиционных русских вышивок. Они перекрашены в дерзкий красный лак, любимый цвет Габриель Шанель, и акцентированы оранжевыми гранатами, голубыми и розовыми сапфирами, бриллиантами и жемчугом.

Помимо роскошных драгоценных камней, коллекция также представляет линию ювелирных украшений с лучистыми хроматическими эффектами, демонстрирующими богатство традиционного мастерства, а также красочное изобилие Ballets Russes, с которым Коко Шанель связывала общая страсть к инновациям, восхищение человеческим телом, чувство дружбы и склонность к веселью. Празднование момента, за которым скрывается чувство ностальгии.

Проходя «красной нитью» на протяжении всей жизни дизайнера, ее русская страсть пережила своего рода эпилог в 1967 году, когда показ ее коллекции проходил на Красной площади в Москве. Габриель Шанель не присутствовала на шоу, но была представлена ​​ее моделями, которые привезли ей обратно в Париж букет из пшеницы, символ России. Он стал для нее фрагментом этой далекой страны, чьи отголоски она никогда не переставала собирать, и которую она решила сохранить как мир снов…

Текст Наташа Наумова

Предыдущая
Следующая

НОВОСТИ