fbpx
PERSONA Dubai Image Lab - HAIRS | NAILS | FACE | BODY

Черные силуэты Dior

«Мы не знаем лучшего способа использования ткани, чем разрезать ее на куски. Эти предметы, соединенные в каббалистическом искусстве портного, становятся нашей одеждой». (Бернард Рудофски)

Задумывались ли вы когда-нибудь об одежде — не только о том, как она выглядит и что нам нравится/не нравится в ней, но и почему? Мария Грация Кьюри отнеслась к этому вопросу серьезно, в результате чего на Парижской неделе моды предстала новая коллекция Dior Haute Couture осень/зима 2019.

Архитектура послужила источником вдохновения для Марии Грации Кьюри после изучения работ Бернарда Рудофски, австрийско-американского писателя и современника Кристиана Диора, написавшего в 1947 году эссе «Модна ли одежда?». Рудофски утверждал, что многие условности, которые долгое время считались неотделимыми от одежды и поэтому никогда не подвергались сомнению, фактически бесполезны, не красивы и даже вредны. В качестве примера он использовал туфли с острыми носами, которые деформируют ступню, и спроектировал группу плоских сандалий на шнурках, как своего рода ответный удар. Именно они появились на подиуме в этом году в историческом особняке Dior на авеню Монтень, 30.

Кьюри использовала архитектуру, которая была предметом исследований Рудофски, в качестве основы. Одежда, представленная на показе — наш первый дом: мы же живем в ней. Она должна быть удобной — отсюда и эти туфли.

Кристиан Диор, который называл себя «архитектором-курьером», был известен тем, что в 1940-х годах был пионером женских силуэтов. Кьюри отдала должное и дизайнеру, сославшись на кариатиды, которые являются скульптурным элементом в архитектуре, который одновременно увековечивает женскую форму и служит опорой для конструкции. Это проявляется в драпированных силуэтах всей коллекции Haute Couture, а также в более узких деталях, которые возвращаются к барному костюму Диора. Скульптуры кариатиды находятся в зданиях по всему Парижу и символизируют красивую, но легко игнорируемую поддержку, которую женщины оказывают архитектуре, а также обществу.

Еще одним источником вдохновения стали черно-белые произведения художницы-феминистки Пенни Слингер, которая также принимала участие в разработке декораций показа. Природа была привнесена в помещение навязчиво красивым способом, с извилистыми стволами деревьев, доминирующими в пространстве в художественной интерпретации. И в этой мрачной атмосфере под классическую музыку стали появляться черные силуэты женщин, которые несут на себе не одежду, а все тяготы мира.

Коллекция практически полностью выдержана в черном цвете — редкие вкрапления красок лишь обнажают его внутреннюю мощь. «Я мог бы написать целую книгу о черном цвете», — признавался Кристиан Диор в своем «Словаре моды». Фактически, Кьюри могла бы сделать коллекцию полностью белой, и эффект был бы почти таким же. Стирая цвет в качестве соображения, она придала силуэту текстуру и детализацию своей направленности. Каждое платье превращается в архитектурную конструкцию с видимым каркасом, который не только поддерживает структуру, но и очерчивает линии силуэта. «Нам вовсе не нужны новые методы строительства, нам нужен новый образ жизни», — утверждал Бернард Рудофски. Новая коллекция переосмысливает понятия человеческого тела, его облачения и его окружения. Высокая мода становится той самой творческой лабораторией, где для экспериментов с одеждой задаются новые условия времени и пространства.

Архитектурная тема была раскрыта полностью в этот день. В завершении показа на подиуме появилась модель в миниатюрной реплике фасада исторического дома Dior, выкрашенного в золото, передавая послание, что женщины находятся в центре дома моды — от креативного директора до рук мастеров, создавших коллекцию Dior Haute Coutur.

Текст Анна Чернышева

PERSONA Dubai Image Lab - HAIRS | NAILS | FACE | BODY